К дню памяти преподобной Ксении Петербургской

Житие, чудеса и явления блаженной Ксении

6 февраля церковь празднует память святой блаженной Ксении Петербургской – одной из самых любимых русских святых. Икона ее — не редкость в православном доме. А на могилке блаженной на Смоленском кладбище в Петербурге всегда многолюдно. Об удивительной самоотверженной жизни блаженной Ксении, ее чудесах и помощи людям – в этом материале.

 

Начало подвига юродства

О первом – до юродства – периоде жизни блаженной Ксении известно крайне мало. Дата ее рождения колеблется между 1719 и 1730 годом. У нас нет сведений о ее родителях и о детских годах будущей подвижницы. Есть предположение, что родилась Ксения Григорьевна в Петербурге, в дворянской семье среднего достатка, служившей при дворе.
По достижении совершеннолетия Ксения Григорьевна сочеталась браком с Андреем Федоровичем Петровым. Андрей Федорович был военным в чине полковника и пел при дворе в церковном хоре. Они очень любили друг друга и жили душа в душу в небольшом домике около 3,5 лет.
Подробности кончины полковника Петрова малоизвестны – согласно этой легенде, придворная молодежь и гвардейские офицеры веселились на шумном балу. Среди приглашенных были супруги Петровы. В какой-то момент веселье и шутки перешли все границы – внезапно полковник Андрей Федорович Петров упал замертво. Ксения была глубоко потрясена тем, что ее муж скончался без должного христианского приготовления и не успел принести покаяние. Дабы спасти его душу от вечных мук, супруга приняла на себя подвиг юродства. Когда Андрея Федоровича повезли на кладбище, блаженная надела на себя его военную одежду: камзол, кафтан, штаны и картуз – и в таком костюме, к удивлению всех родственников и знакомых, пошла провожать гроб супруга. Все, увидев молодую вдову в таком виде, пытались урезонить ее. Но в ответ на их сочувственные речи Ксения Григорьевна отвечала: «Андрей Федорович не умер, но воплотился в меня, Ксению, которая давно умерла».
Вернувшись с похорон, Ксения Григорьевна продолжила удивлять всех своим поведением. В тот же день Параскева Антонова стала утешать «помрачившуюся умом» вдову и спросила: «Как же ты будешь жить теперь, матушка?» На это готовившаяся к подвигу юродства Ксения ответила: «Да что, ведь я похоронил свою Ксеньюшку, и мне теперь уже ничего не нужно. Дом я подарю тебе, только ты бедных даром жить пускай; вещи сегодня же раздам все, а деньги в церковь снесу, пусть молятся об упокоении души рабы Божией Ксении».
Раздав все, что имела, Ксения Григорьевна в одном только мужнином костюме вышла на улицу на свое подвижническое странствие. Так окончилась жизнь полковничьей вдовы Петровой и началось житие юродивой Ксении блаженной.
В давние времена на Руси было много юродивых, но к тому времени, когда подвизалась блаженная Ксения, подвиг этот был забыт, почти изгладился из народной памяти. «Все хотят быть со Христом прославленными и превознесенными. Но мало кто хочет нести со Христом крест, поругание, уничижение, посмеяние и терпеть скорбь», – писал современник Ксении святитель Тихон Задонский.
Отныне блаженная Ксения не имела какого-либо определенного места жительства; кутаясь в полковничий мундир, она целыми днями бродила по Петербургской стороне.
Она больше не откликалась на свое имя, а просила называть себя именем мужа: Андрей Федорович, говоря: «Не зовите меня больше Ксенией, но зовите меня Андреем Федоровичем». Если кто-нибудь обращался к ней по имени, она отвечала печально: «Оставьте вы Ксению! Что она вам худого сделала? Ксеньюшка моя скончалась и мирно почивает на кладбище, аз же грешный весь тут».
Странный костюм бедной, едва обутой женщины, не имеющей места, где главу приклонить, ее иносказательные разговоры, полная кротость, незлобие давали нередко злым людям и особенно уличным мальчишкам повод и смелость глумиться, смеяться над блаженной. Но перед блаженной всегда стоял образ Страдальца – Христа, безропотно сносившего и поругания, и оплевания, и заушения, и распятие, и смерть. Вот почему и блаженная так же безропотно сносила всякого рода глумления над собою.
Ксения, несмотря ни на какое время года, несмотря ни на какую погоду, уходила на ночь в поле, коленопреклоненно становилась на молитву и не вставала уже до самого восхода солнца, попеременно делая земные поклоны на все четыре стороны света. В поле, по ее словам, присутствие Божие было «более явственно».
Когда костюм Андрея Федоровича истлел и распался, так что от него остались одни лоскутки, которые блаженная прятала на груди Ксения неизменно одевалась в красную кофту и зеленую юбку либо в зеленую кофту и красную юбку, по цвету формы Преображенского полка. Зимой она носила на босу ногу рваные башмаки, а голову повязывала простым белым платком. Такой ее можно было увидеть и в дождь, и в промозглые петербургские ночи. А то и босиком на снегу. Она не болела. Господь хранил. Всем стало осевидно, что блаженная черпала радость в Боге и ни за что не соглашалась надеть на себя теплую одежду, всю жизнь она проходила в жалких лохмотьях. Казалось, что блаженная Ксения радуется своей нищете…

Чудеса и пророчества блаженной Ксении

Жизнь юродивых не подлежит никакой внешней регламентации. Поэтому невозможно установить точно, когда и как впервые проявились благодатные дары блаженной Ксении.
Однажды блаженная Ксения зашла в свой бывший дом к Параскеве Ивановне Антоновой. Та как раз штопала чулки. «Эх ты, Параня, – сказала ей блаженная, – сидишь, вздором занимаешься, чулки штопаешь. А тебе Бог сына послал. Брось все, беги на Смоленское кладбище». Параскева Ивановна подумала: «Какой может быть на кладбище сын, там же одни покойники?» Однако она вняла словам блаженной и пошла на кладбище, благо оно было рядом. Еще издали увидала Параскева толпу народа, услыхала крики. Оказалось, кучер-лихач на полном скаку сбил лошадью беременную женщину, которая разродилась мальчиком и тут же от страшного ушиба умерла. Никто не знал, что делать с младенцем. Параскева взяла мальчика к себе и усыновила, так как, несмотря на многие старания, найти отца или других родственников не удалось. Она вырастила мальчика, дала ему прекрасное образование и воспитание. Впоследствии он сделался видным чиновником и до самой смерти берег и покоил свою приемную мать, будучи для нее самым почтительным и горячо любящим сыном. С глубоким благоговением относился он также и к памяти рабы Божией блаженной Ксении, которая так много добра оказала его приемной матери и такое участие приняла в судьбе его, едва родившегося и уже оставшегося полным сиротой ребенка.
После этого многие знакомые блаженной обратили внимание, что своими странными речами Ксения предсказывала людям, что с ними произойдет, и указывала при этом, как им надо поступать.
В 1761 году, перед Рождеством Христовым, она всполошила всю Петербургскую сторону. Весь день 24 декабря она суетливо бегала из дома в дом с криками:
– Пеките блины! Скоро вся Россия будет печь блины!
– Что это нынче с Ксенией? – удивлялись люди. При чем тут блины?! До масленицы вроде еще далеко…
Так никто и не понял странных слов и поведения блаженной.
А на следующий день, 25 декабря 1761 года, умерла императрица Елизавета Петровна, дочь Петра Великого. Еще накануне велела она архитектору Растрелли настлать в ее новом Зимнем дворце паркет покрасивее, отделать спальню золотом, но вдруг – скончалась. И, как положено по обычаю в таких случаях, люди на поминках варили кисель и пекли блины.
Много и других случаев прозорливости обнаруживала раба Божия Ксения, всех их не перечислить.
Благодатные дары блаженной Ксении не ограничивались только прозорливостью, известны случаи ее более действенной помощи.
Особенно изумил окружающих случай, когда дерзновенной молитвой к Богу блаженная Ксения воскресила утонувшего в Неве мальчика. Однажды, проходя по берегу, блаженная увидела женщину, в неутешном горе оплакивающую утонувшего сына, которого только что вытащили из реки. Сжалившись над женщиной, блаженная Ксения обратилась с дерзновенной молитвой к Богу. После молитвы блаженная прикоснулась к мертвому тельцу – и ребенок ожил.
После этого случая к блаженной Ксении неоднократно обращались с просьбой помолиться за больных детей.
Постепенно стали замечать, что помощь подвижницы распространяется не только на детей, но и на всех окружающих. Если побывает Ксения в чьей-то семье, там надолго водворяется мир и счастье. Как будто вместе с блаженной сама любовь приходила в дом, умиряя ссорящихся, принося свет и радость.
Затем благотворное влияние блаженной Ксении распространилось и на другие житейские стороны. Когда блаженную стали почитать за прозорливицу, стоило ей только появиться на рынках и улицах города, как всякий предлагал ей свои услуги, потому что любое благодеяние по отношению к блаженной возвращалось сторицей. Так, лавочники с рынка на Петроградской стороне знали, что, если блаженная Ксения зайдет утром в лавку и возьмет хотя бы пирожок или орешек, торговля в этот день будет удачной.
Извозчики также заметили, что если кому-либо из них удавалось хоть несколько шагов провезти блаженную, у того целый день езда шла отлично и он делал хорошую выручку. Поэтому извозчики, завидев на улице блаженную, бросались к ней с просьбой проехать хоть несколько шагов, в полном убеждении, что это даст им хороший заработок.
Число извозчиков, гонявшихся за святой, доходило до нескольких десятков.
Однако блаженная оказывала свои благодеяния не кому попало. Принимая милостыню, она всегда стремилась утвердить подающего в христианских добродетелях. До нас дошли рассказы о том, как блаженная Ксения на просьбу одного лавочника: «Прими, Андрей Федорович, копеечку» – ответила: «Нет, брат, ты покупателей обвешиваешь».
В другом случае, когда один из продавцов Сытного рынка пытался зазвать блаженную к себе в лавку, дабы она могла выбрать что-либо из его товара, она решительно отказалась, сказав: «Нет, ничего у тебя не возьму, мил человек, ты бедных обижаешь!»
Надо заметить, что обличения блаженной Ксении редко оставались бесплодными: обычно тот, кому она сделала подобное замечание, будь то торговец или извозчик, старался исправиться. Кто-то делал это из нравственного чувства, действительно желая приблизиться к христианскому идеалу. Другие же старались не раздражать блаженную из суеверного страха, как бы ее слово осуждения не повредило их жизни и деятельности. Недаром слава о блаженной Ксении, как о праведнице и прозорливице, гремела по всей округе.

Последние годы, кончина блаженной Ксении и ее посмертное почитание

Последние годы жизни блаженной Ксении пришлись на конец XVIII – начало XIX века. К тому времени блаженную почитал уже весь город. К ней обращались за помощью в житейских делах и у нее же спрашивали о том, что волновало буквально всех.
Известно: когда после многолетнего правления императрицы Екатерины на престол вступил император Павел, блаженную Ксению спросили: «Как долго будет править новый государь?» В ответ блаженная сказала, что новый император умрет в 47 лет, что впоследствии и сбылось.
В письменных свидетельствах не сохранилось сведений о точном времени и обстоятельствах кончины и погребения блаженной Ксении. Однако сохранившееся до наших дней предание говорит, что перед кончиной блаженная Ксения сподобилась видеть во сне Пресвятую Богородицу, Которая возвестила ей о близости дня завершения ее земного странствия.
Погребли блаженную на Смоленском кладбище. Известно, что и по смерти блаженной на Петербургской стороне часто видели высокую, худую, бедно одетую старушку, которая предупреждала об опасности, спасала от бедствий. Иногда она советовала облагодетельствованным сходить на Смоленское кладбище и отслужить панихиду по рабе Божией Ксении. Не остались в стороне и прижизненные почитатели блаженной Ксении – они по-прежнему просили ее молитв.
Точно известно, что массовое паломничество на могилу блаженной Ксении началось в 1820-м. Как и при жизни блаженной, по ее молитвам люди получали помощь, чудесам и исцелениям не было конца.
Более чем полтора столетия верующие прибегали к молитвенной помощи блаженной Ксении и получали просимое.
В условиях непрекращающегося гонения на Церковь в Советском Союзе и речи быть не могло о торжественной канонизации – будь то подвижники благочестия, юродивые или мученики.
Несколько лучше дела с канонизацией обстояли в русском рассеянии. Уже в начале 70-х годов ХХ века Русская Зарубежная Церковь начала фиксировать случаи молитвенной помощи блаженной Ксении по всему миру. Зарубежный Синод рассмотрел житие блаженной, написанное еще до революции, и в 1978 году принял решение о канонизации блаженной Ксении.

Чудеса и явления святой Ксении

“Это чудо за молитвы святой!”
В 2012 году меня мучили сильные боли внизу живота. Я вызывала скорую за скорой, обращалась к врачам, лежала на обследовании в 81 городской больнице, но никто ничего не мог мне сказать определенное.
Я решила написать протоиерею Виктору в часовню святой блаженной Ксении Петербургской на Смоленском православном кладбище с просьбой отслужить молебен о здравии. В тот день, когда служили молебен, у меня случился ночью приступ, а утром вышел камень. Врачи сказали, что камень такого размера сам, без операционного вмешательства, выйти не мог, но он вышел…
В этом помогла усердная ходатаица пред Богом блаженная Ксения! Это чудо за молитвы святой! В ответном письме мне прислали лепесток розы, смоченный маслицем из неугасимой лампады. Слава Богу за всё! Святая блаженная мати Ксения, благодарю тебя!

«Это не твоя мама потеряла?»
Священник Константин Пархоменко вспоминал – когда он учился в Духовной семинарии, одна преподавательница рассказывала, как святая Ксения помогла ее семье. Во время блокады мать преподавательницы получала хлебные карточки на весь дом и распределяла среди жильцов. Однажды после получения карточек на длительный срок она через какое-то время с ужасом обнаружила, что карточки пропали – то ли потеряла, то ли украли. Женщина была в отчаянии, ей грозил расстрел. Тогда она спешно отправилась на могилу к блаженной Ксении помолиться, попросить у святой помощи. Дома оставалась дочка (та самая преподавательница). Вдруг она услышала, что кто-то скребется в дверь. Открыла – стоит женщина, легко, не по-зимнему одетая, в старой вязаной кофте, в поношенной юбке, в старомодных башмаках. «Это не твоя мама потеряла?» – говорит и протягивает пачку бумаг. Девочка взяла хлебные карточки и положила на стол. Прибегает мама: «Откуда карточки?» Дочка все рассказала. И поняла мама, что приходила сама святая Ксения.

“Мне стало еще страшнее”
Пишет вам мать болящей. Моя дочь Светлана два года тяжело болела, высохла до 44 килограммов. Она потеряла в весе 12 килограммов. Задыхалась, не могла ходить даже в магазин за хлебом. Приходила и в одежде ложилась на постель, у нее не было даже сил раздеться. Тошнота и рвота изнурили ее. Дочь на моих глазах умирала, осталась одна кожа да ребрышки, страшно было на нее смотреть. Я плакала, чтобы она не видела, и все Господу Богу молилась и просила о помощи. Я сама водила ее по всем врачам, стучала во все кабинеты. Было проведено обследование, и врачи сказали, что она полностью здорова, лучших анализов, чем у нее, не бывает. Никто из врачей не понимал, в чем дело. Мне стало еще страшнее. Дочь лечилась у психотерапевта, ходила на сеанс гипноза. Пока принимала психотропные препараты, она могла спать и нормально питаться, даже набрала вес, но только закончились уколы, прием таблеток – все вернулось. Быстро сбросила вес, опять тошнота и рвота, опять безысходность. А я все молилась и молилась Господу Богу и просила помощи, я знала, что мне и дочери никто не поможет, один Господь Бог.
Однажды дочь пришла с рынка и сказала, что купила мне книжку «Блаженная Ксения Петербургская». Я ответила, что у меня есть книга о канонизации святых и там тоже есть о блаженной Ксении. Книгу дочь оставила себе и стала ее читать.
Вскоре ей стало плохо, схватило сердце и печень, ничто ей не помогало. Она лежала в постели, держала в руках книгу о блаженной Ксении и своими словами просила: «Ксения! Вот я умираю. У меня дочь, мне ее надо поднять на ноги, помоги мне поправиться!» А у самой слезы текли.
Дочь рассказывала, что тут же, минуты через две-три, отпустило печень, а потом и сердце перестало болеть. С того дня ее ни разу не стошнило. Дочь потихоньку стала поправляться.
А я одновременно с дочерью молилась примерно так: «Ксения, ты далеко от нас, в Петербурге, а моя больная дочь в Рязани. Ты можешь ее и меня не услышать. Помоги, Ксеньюшка!» И она услышала, и помогла, и исцелила, и болезнь ушла…
Я благодарю Господа Бога и блаженную Ксению!

“В день нашей свадьбы все пошло не так как надо…”
Если бы мне рассказали эту историю лет сорок назад, я бы не поверила.
Да и сейчас не каждый поверит в чудо встречи со святой, но это реальное событие произошло с нами, со мной и моим мужем в день нашей свадьбы,14 июля 1975 года.
А случилось это в Ленинграде. Мне 20 лет, моему будущему супругу 21 год, я студентка, он курсант Военно-морского училища, уже партийный, политически подкованный, не верующий.
Бабушка с раннего детства водила меня в церковь, дома всегда, сколько я помню себя, была икона Владимировской Божьей матери, но особо дома не разрешалось говорить о Боге. Детство прошло на Биржевом переулке, а затем на 17 линии Васильевского острова. Не помню, чтобы мы с бабушкой ходили в Смоленскую церковь, а о часовне, в которой в то время находилась мастерская, мы и не знали, а может-быть, мне просто не рассказывали. Крестила меня бабушка, чтоб никто не знал, у себя на родине, в Калужской области, в церкви Смоленской иконы божьей матери. Возможно, это имеет отношение, к нашей истории.
Так вот, в день нашей свадьбы все пошло не так как надо. Такси опоздало, в результате мой будущий муж приехал за мной позже, телефона не было, гости и родители уже были во Дворце бракосочетания на набережной Красного флота (Английской набережной), я с подругами дома, а жениха нет! Каких только мыслей не пришло в голову: авария или передумал,хоть плачь. Уже хотела снимать платье, вдруг звонок, приехал жених. Пока бежала до машины, все платье сзади стало грязно-белое, шел дождь.
Конечно, настроение испорчено, в машине так и не пришла в себя, была страшно рассержена.
Гости тоже были в недоумении, не знали, расходиться или ждать, ведь мобильников тогда не было. Наконец, мы приехали во дворец. Пока замывали платье, приходили в чувства, выясняли, почему опаздало такси, время шло, вместо 13.15, нас расписали позже.
И вот мы уже счастливые молодожены поехали кататься по Ленинграду, но не долго длилась поездка, на Петровской набережной, почти у Авроры, произошла авария, под нашу свадебную машину попал человек. Только благодаря опыту водителя, он остался жив. Мы страшно испугались и не знали, что делать.
Вдруг к машине подходит старушка в платочке, успокаивает нас и говорит, что все у нас будет хорошо.Исчезает также незаметно как и появилась, будто растворилась в воздухе. Кроме нас с мужем ее никто не видел. А у нас стало тепло и спокойно на душе.
Все разрешилось само собой, человек отделался ушибом, и разбитым носом,обошлось без скорой и ГАИ. Дальше свадьба шла обычно, как и было принято.
Мы долго не могли понять, как на таком оживленном месте, с большим потоком машин, могла оказаться эта хрупкая старушка и почему ее никто не увидел кроме нас. Этот вопрос мы задавали себе многие годы. И только через 20 лет , в эстонской газете, мы тогда жили в Таллине, прочли о чудесах, творимых по молитвам Ксении Петербуржской. И сразу поняли, кто нас посетил и согрел своим божественным теплом,кто вселил в нас веру, в то, что все будет хорошо.
Вместе мы уже больше 40 лет, у нас два прекрасных сына, внук и внучка.
Почти каждый год, 6 февраля, мы приходим с белыми розами на Смоленское кладбище, чтобы поблагодарить Ксению Блаженную за чудесное явление, помощь и предстательство на протяжении всей нашей совместной жизни. Благодарим и часто обращаемся с просьбами и всегда находим помощь по молитвам нашей Петербургской!

«Сила молитвы матери»
1. Нерехтская мещанка Фелицата Ивановна Трескина с давних пор глубоко чтила рабу Божию Ксению и всегда обращалась к ней с молитвой о помощи во всякого рода несчастиях. И молитва эта не оставалась неуслышанной.
Вот что сообщает госпожа Трескина в письме своем: «Живу я в городе Нерехте, Костромской губернии. Два же сына мои, оба женатые, служат в одной конторе в 40 верстах от города и живут на разных квартирах. В январе 1909 года оба сына обещали приехать навестить меня. Долго и нетерпеливо ждала я их приезда, но они все не приезжали. А тут приближался день памяти рабы Божией блаженной Ксении. Сердце мое как бы предчувствовало какую-то беду: я только и думала о том, как бы Господь удостоил меня хоть когда-нибудь побывать на могилке Ксении и там помолиться! Но, не имея пока этой возможности, я весь день 23 января ходила со слезами на глазах, непрестанно молясь в душе рабе Божией Ксении о помощи себе и своим детям. Домашние спрашивали меня, что со мной, отчего я плачу, но я ничего им не говорила, а слезы лились сильнее и сильнее. То же самое продолжалось и 24 января. Наконец, я не вытерпела, надела пальто и отправилась в собор к вечерне. После вечерни я попросила батюшку отслужить панихиду по рабе Божией Ксении и тут-то уже я вволю поплакала и помолилась.
Несколько успокоенная, я вернулась домой и не успела еще раздеться, как приехали и оба мои сына. С радостью выбежали мы встречать их. Но, когда они стали раздеваться, я вдруг увидела, что у меньшего сына левая рука забинтована. Спрашиваю: «Что с тобой, отчего у тебя левая рука забинтована?»
«Ну, мама, не пугайся, все хорошо, – отвечал он. – Спасибо тебе, ты, должно быть, сегодня молилась обо мне, и твоя молитва спасла меня от смерти. Вот как было дело. Вчера еще мы с братом сговорились ехать к вам, зная, что у вас праздник, что ты, мама, почитаешь рабу Божию Ксению. Утром я должен был заехать за братом и вместе с ним ехать к вам. Когда я приехал к брату, он еще не был готов и стал собираться в дорогу. Между прочим он выложил из комода револьвер и положил на стол, а сам с женой ушел в другую комнату укладывать какие-то вещи. От нечего делать я взял револьвер и стал его рассматривать, вполне будучи уверен, что он не заряжен. Рассматривая револьвер, я думал: «Ведь вот какая маленькая штучка, а люди убиваются ею насмерть», при этом приставлял дуло револьвера и к виску, и к сердцу, дергая за собачку. Вдруг раздался выстрел. Я страшно перепугался, хотя и не чувствовал никакой боли. Вбегают в комнату испуганные брат и его жена; смотрят – кисть левой руки у меня вся в крови, в правой руке я держу револьвер, сам стою бледный и едва держусь на ногах. Тотчас же они усадили меня на стул, обмыли и перевязали мне руку и послали за доктором. Оказалось, что пуля прострелила мне лишь мягкую часть левой руки между большим и указательным пальцем, нимало не задев кости. Доктор сделал перевязку, сказал, что все это пустяки и что через несколько дней рука будет совершенно здорова. После перевязки мы с братом тотчас же поехали к вам».
Что я чувствовала во время рассказа сына, я не могу передать: я поняла только, как бывает сильна горячая молитва матери и как отзывчивы угодники Божии на эти молитвы.
Дивен Бог во святых Своих!
И детям и внукам я строго завещаю свято чтить память рабы Божией Ксении и не забывать ее в своих нуждах».

2. …Сын служил в Чечне. Небольшая часть на краю леса, недалеко от Грозного. Война на радости скупа. А тут радость — приехала к сыну мать. Командир части отпустил солдата в увольнение, повидаться, поговорить, побродить по лесу. И они говорили, и бродили, и ушли далеко от части. А когда вернулись — части не было. Ее уничтожили чеченцы, зверски расправившись с солдатами. Если бы не та прогулка… Мать уехала, сына перевели в другую часть дослуживать. И вот, наконец, вернулся сыночек. Радость матери, долгие разговоры за столом.
– Да, мама, если бы ты тогда не приехала, не сидеть бы нам сейчас вместе.
– Когда? — недоуменно спросила мать.
– Да тогда, в часть ко мне, когда наших уничтожили.
– Что ты, сынок, — мать со страхом смотрела на него, — не была я у тебя, не приезжала.
Да, не приезжала. И не гуляла с сыном по лесу, и не обнимала его на прощание. Этой истории поверить можно, ее рассказала священнику сама мать, пережившая это чудо. Не была в Чечне, но молилась. Непрестанно молилась Ксении Петербургской, которая по материнским слезным молитвам отвела сына от страшной беды. Сама явилась в образе матери, сама спасла от верной смерти. (Автор истории Наталья Лаврова)


По материалам
Русской Православной Общины г. Римини, Италия
Келья Святителя Спиридона

Поделиться ссылкой:

Share on vk
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on odnoklassniki

Расписание служб